Власть социальной травмы
Автор материала: ✵Астара
Я, Астара, автор этого материала, явлюсь также автором методики исцеления современных социальных травм в людях и в обществе в целом. Я вижу своей задачей просвещение о самом понятии социальной травмы среди современных людей. Для меня очень важно, чтобы наше общественное взаимодействие вернулось к истокам мирной жизни, мирного сотрудничества и мирного совместного творчества. Сила разъединения между людьми сегодня – это главная наша беда, которая грозит погубить все достижения современной цивилизации. И пустые призывы к доброте тут не помогут. Мы должны признать, что как общество в целом находимся в самом сердце социальной войны недоброжелательности друг к другу. Во всех странах мира общество страдает от социальной аутоагрессии, и, как любая форма саморазрушения, это, конечно, является болезнью. Сегодня мы поговорим об этой болезни поподробнее и разберем ее основные симптомы.
Основатель Aster Evolution
вступление
«Среди людей»
Социальная травма — это не первичное явление в мире боли.
Она возникает как следствие травмы психологической, а та, в свою очередь – как результат родовой травмы отношений в семье. Социальная травма — это цемент, который крепко-накрепко соединяет в единое целое боль человека, его семьи и общества.

Мы живем в эпоху, когда глубина социальных травм кажется уже поистине необратимой. Принцип семейно-родовых и племенных отношений разрушен. Мы оказались в «большом» мире, где, казалось бы, нас ждала демократия и свобода самореализации без кастовых и социальных классовых различий. Но следом за исчезнувшим в своей первозданности кругом близких людей, с которыми рядом мы рождались и росли, нас поджидала не свобода, а безразмерная, никем не изученная, новая социальная травма 21 века.

21 век — это время социальных, а не государственных войн. Социальные войны раздирают сообщества и страны на части, оставляя в людях следы глубокого разочарования в обществе и в мире в целом.
1. Одни, постигая разочарование в том, что мы называем «люди», уходят в себя, или возвращаются назад в ничем не защищенные хлипкие микросообщества.
2. Другие пытаются получить себе больше социального влияния через самопиар и медиа.
3. Третьи ищут маски: профессиональные, личные, духовные, - чтобы создать себе щит, броню и оружие, пытаясь найти свой путь в социальной среде как она есть.
4. Четвертые создают микрорелигии, субкультуры, обособленные идеологические пространства.
5. Пятые – плодят обособленный антисоциальный капитал и инструменты давления на власть.
6. Шестые проникают в чужие сообщества, мимикрируя под среду, с целью социальной охоты за связями, контактами, чужими социальными наработками.

Но все перечисленное – это лишь инструменты защиты.
Защита всегда ведет к окукливанию, к гибели, к потере наработки видовых качеств.
Я предлагаю вам разобраться в корне самого явления современной социальной травмы, чтобы вы нашли глубинный диалог и качество общения с обществом в том виде, в котором оно существует сейчас.
Глава 1
«Мотивация»
Что вас должно мотивировать разобраться с идеями социальной травмы?
У вас нет другого инструмента, чтобы построить эффективные взаимосвязи с обществом. И общество все равно в итоге окажется сильнее отдельно взятой семьи или кланового круга.

Вариант развития сегодня – это развитие во всем обществе целиком, и осознание всех его потребностей и функций. Чтобы понять, что является препятствием для такого развития, нужно осознать те травмы, которые стоят на пути каждого человека, который перестал скрываться за анонимным образом, искусственными защитами и ложными страхами перед людьми в целом.

Итак, что же такое эта социальная травма?
Глава 2
«10 травм, которые разрушают глубинное доверие людей друг другу»
1
Травма изоляции.
2
Травма отвержения.
3
Травма унификации.
4
Травма лишения.
5
Травма дискриминации.
6
Травма унижения женщин.
7
Травма социального принуждения.
8
Урбанистическая травма.
9
Травма расщепления.
10
Травма смешения психических видов существ.
Глава 3
«Как проявляются и как исцеляются социальные травмы»
Давайте подробнее рассмотрим, в чем тут дело. О некоторых травмах я расскажу более подробно, с примерами и вариациями исцеления.
1
Травма изоляции. Создание социальных резерваций.
В эту категорию попадают все люди, жившие в закрытых городах, подвергшиеся репрессиям на всех уровнях, а также потерявшие в результате социальных катастроф свое родовое пространство, сформированное поколениями. Если ты покидаешь обжитое место, то волей-неволей будешь искать укрытие в виде временных «резерваций», которые потом могут стать постоянными.
Как проявляется
Ко мне на прием пришла девушка, которая сказала, что испытывает очень сильную подавленность. Она уехала из своего родного города очень много лет назад, и сейчас внешне ее жизнь устроена. Но у нее частые состояния тревоги и повышенная потребность в контроле, напряженные отношения со свекровью. А еще она чувствует себя чужой среди людей.

У этой девушки не было никакой личной эмоциональной травмы, которая бы работала сама по себе, разрушая ее чувство комфорта и общее здоровье. Она оказалась в большом городе среди таких же эмигрантов, как она сама, и, по сути, создала себе резервацию в жизни, подсознательно воссоздавая условия жизни, которые были у нее там, откуда она уехала.

Как исцелять
Я предложила ей посмотреть на проблему с позиции общества, а не только с позиции своих ощущений. Ее сложившийся личный миф — это миф беглеца от плохих условий жизни. И этот миф навсегда сделает ее бегущей от несчастий, если она не создаст себе новое правило социальной прописки, то есть не заключит новый контракт с обществом и не попробует по нему жить иначе.

Это очень сложная работа, которая требует социальной компетенции нового уровня. А, значит, нужно принять как факт, что придется переучиваться жить среди людей. Конфликты будут ее преследовать, пока она не решит этот вопрос. Подсознательно она посылает сигнал бедствия, спасения и дефицита, а это всегда будет создавать вокруг нее ложную конкуренцию за ресурсы.

Ее новая модель жизни такова, что ей нужно опереться на свою мечту об изобилии как на центральную идею смысла жизни. Для нее это невероятно важно. Ее мечтой об изобилии оказалась роскошная эстетическая гастрономия. Мы составили план, по которому она бросила работу бухгалтера, которая приносила ей средний доход и пошла учиться на помощника повара, делая себе карьеру в совершенно иной социальной плоскости. Мы учились тому, какие ценности жизни для нее теперь актуальны, как осмыслить свои отношения с миром совсем иначе. Из психологических проблем была только одна – стеснительность, и она решилась очень быстро.
Сроки исцеления
Социальный проект, его осознание, адаптация, развитие заняли полных 3 года. И на четвертый год она с уверенностью сказала, что это стало для нее настоящим чудом – иметь возможность строить свои отношения с обществом и понять, как работают эти механизмы. Выйти из «резервации» на всех уровнях и поблагодарить себя за силу характера, волю и трудолюбие.
2
Травма отвержения. Ты должен доказывать обществу свою самоценность каждый день, иначе оно отказывается от тебя.
Травма отвержения часто возникает в школе как пространстве, которое буквально является токсичным и ядовитым для нашего социального тела. Если бы можно было глобально что–то изменить в прошлом, я бы никогда не оставила детей наедине со школьной системой почти любого уровня.

Устав тянуть на себе ребенка до 7 лет, родители перекладывают эту ношу на школу, надеясь, что там-то будет все нормально. Не будет. Именно там у всех людей создается социальная травма отвержения.
Как проявляется
Как она возникает? Представьте себе картину: дитя приходит в школу, ему дарят огромный шар, как символ его изначального знания и таланта. И весь учебный процесс идет как идея, что ребенка просят раскрыть его видение, знание, характер, поделиться с миром его изначальным богатством, которое он носит в себе. А как в реальной жизни? Ему сразу говорят: ты ничего не знаешь, а мы тебя будем учить. Мы будем оценивать, как ты учишься, и наказывать тебя, когда посчитаем нужным. Все дети будут стоять в алгоритме, где один выше другого по принципу оценок.

Чтобы как-то защититься от этой социальной травмы, дети начинают искать среди себе подобных еще более отверженных, ущемляя статус друг друга весь школьный период. И это еще очень мягкое описание процесса «обучения» в школе.

Человек заканчивает школу с ощущением, что он недостаточно хорош для чего бы то ни было. Недостаточно хорош для любви, для карьеры. А те, кто посильнее характером, наоборот, уверены, что они лучше других. И это две крайности одной и той же социальной травмы отвержения. Либо я отвергаю тебя, либо ты отвергаешь меня.
Эта тема лечится пониманием, что мы живем среди тотально отверженных существ, как бы они ни старались скрыть свой стресс за блестящими стеклами дорогих машин и за заборами домов. Люди готовы бесконечно продавать и предавать себя, чтобы хоть как-то преодолеть эту травму и стать своим. Поэтому все боятся перемен, потому что знают, что там, где удалось «договориться» казаться своими, тебя ждет хоть какая-то предсказуемость.

Когда травма отверженности переходит в клиническую социальную картину заболевания, человек начинает писать неприятные вещи другим людям, строчить в соц. сетях омерзительные комментарии. Публично и лично нарушать границы других людей через оскорбления. Тем самым отверженный говорит: «Вы не взяли меня в прекрасный мир, и я вас лишу его сияния напоминанием о себе». Отверженный окончательно признал свое полное падение, он бранится и вопит, потому что теперь это его родная социальная роль, а не маска, которую он еще может воспринимать как отдельную от себя.

Как исцелять
Чтобы провести работу по исцелению социальной травмы отвержения, консультант помогает человеку реставрировать, то есть, вырастить заново восприятие приятного круга людей, для которых ты просто его часть, общественная, коммуникативная. И нужно начать делать проект по развитию такого круга отношений. Исцеляющийся должен вместе с консультантом по социальному здоровью шаг за шагом пройти путь желания круга близости. Поверить в это. Найти этих людей, построить с ними именно те, правильные отношения, взяв на себя 100% инициативы.

Никто не придет в твою жизнь и не вручит корону принятия и любви к тебе. Она тебе и не нужна. И борьба тоже не нужна. Оба эти пути – дорога к социальной психиатрии. Поэтому нужно просто медленно двигаться в сторону своего собственного социального проекта общения. Сам человек это не сможет сделать.

Отверженные, если они приходят даже в здоровые сообщества, начинают транслировать свою травму отвержения очень явно: через постоянные обиды, требования, подозрения во лжи и поиск червоточин в людях и в отношениях. Они быстро находят, почему их отвергают, и начинают войну за права и, одновременно, за сепарацию, то есть отделение от сообщества.

Выпады отверженных как среди знакомых, так и среди своего круга, выглядят очень странно и ярко, их ни с чем не спутать. Они стоят в проеме открытых дверей и рассказывают очень громко, как их ущемили, но не уходят. Только когда кончатся силы на недовольство, они упадут и отползут туда, где отверженность является признаком «своего».

Я стараюсь всем людям рядом со мной помочь преодолеть этот путь расщепления «свой- чужой», чтобы они стали самими собой и как можно быстрее убедились, что их место во Вселенной дано им Богом, и они вправе быть на нем, занимая столько места, сколько им нужно для реального жизненного творчества. Люди мне годами не верят, и половина так и уходят, не найдя себе тонкую золотую нить единства в кругу духовных людей.

Все отверженные очень подозрительны, и это лечится только социальной терапией.

Сроки исцеления
Эта травма требует порядка 5 лет на полное ее изживание.
3
Травма унификации. Запрет на все старомодное или принципиально новое как ложная социальная и психологическая норма.
Травма унификации порождает серийные, стандартные, не уникальные формы работы, творчества, общежития и методов самореализации.
Как проявляется
Люди, носящие в себе такую травму, проявляют два признака: они идут работать в отлаженные системные пространства и боятся проявить и познать уникальность своего пути. Хотя, надо сказать, что отрицание всего непохожего и отдельного тоже признак травмы унификации. В экологичном варианте человек вырабатывает свой особенный путь, согласуя его с жизнью различных сообществ.

Травма унификации порождает сотни тысяч одинаковых людей, которые специализируются на одном и том же: 500 тысяч специалистов Рэйки, 2 миллиона юристов, 300 тысяч психологов по расстановкам или гештальт-терапии. И на этом фоне - острейшая нехватка огромного количества людей, реализующих себя истинно по призванию, где нужна тонкая уникальная природа. Много вы знаете хороших уникальных перинатальных психологов? Микронейролингвистов? Список можно продолжать бесконечно.

Травма унификации заставляет людей идти толпами друг за другом проторенными дорогами, создавая колею, слишком широкую, чтобы это не разрушило социальные микроструктуры и равновесие актуальных потребностей.
Как исцелять
Поиск своей природы, оттачивание мастерства, уникальность подхода – все это большой кропотливый труд, который лежит за рамками защитных механизмов ложной социальной адаптации.
4
Травма лишения. Лишение идеалов.
Если провести опрос, вокруг каких неформальных ценностей на самом деле сегодня объединяются сообщества, все они будут находиться в пределах 7-10 концепций, медленно поднимающихся от выживания к самореализации индивидуума. Истощение сознательного слоя групповых социальных идеалов приводит к отсутствию саморегуляции гражданского общества и к росту нагрузки на все государства планеты. И эти государства по-своему отвечают на запросы общества на ментальное наполнение в форме кинематографа, массовой поп–культуры, тиражированных утвержденных героев и шаблонных ценностей. А каковы могли бы быть идеалы общества?

Мы очень нуждаемся в правильных, выверенных идеалах новой культурной ориентации и социальной этики в свете открытого информационного пространства. Мы нуждаемся в идеалах и ценностях развития культуры будущего, как социальной, так и деловой, коммуникативной и духовной. И реальных значимых работ, которые бы соединяли между собой все эти направления жизни общества в единое целое на практике, очень мало.

За последние 20 лет мы собрали огромные потоки аналитические данных по всем сферам жизни людей, но из них так и не родилась богатая мультикультурная парадигма общественного сознания будущего. Скорее, наоборот, на этом фоне усилились концепции манипуляции, конкуренции, злоупотребления и обнищания стран третьего мира и незащищенных слоев населения.
5
Травма дискриминации.
Вместо селекции наше общество применяет механизм искусственного выбора. Это такой выбор без выбора, когда есть его иллюзия, но на самом деле – упорядоченное количество выверенных готовых решений, каждое из которых хуже предыдущего. Этот подход требует создания бесконечного набора стандартов, шаблонов, которые обеспечивают непрерывное воспроизведение одинаковых, удобных, повторяемых моделей.

Социальной травме дискриминации подвержены люди, наиболее непохожие на других уровнем навыков, внешним видом, системой ценностей и поведением. Любой творческий человек в современном мире может остаться таковым, только если ему удастся сохранить свою целостность под очень жестким прессингом дискредитирующего общества.
Как проявляется
Травма дискриминации возникла в результате создания одинаковых домов, одинаковой музыки, одинаковой одежды и политической системы, воспевающей одинаковость, так называемой «демократии».

Модель выживания внутри однотипного шаблона становится все более привычной, и толпы людей в разных государствах вырабатывают защитные механизмы агрессии на все нестандартное. Все нестандартное вытеснилось в музеи, в зону развлечений и шоу-бизнес. Негласно в обычной жизни есть запрет на нестандартные вещи.

Только задумайтесь: еще 200 лет назад у людей было все оригинальное, неповторимое. Всего было мало, но то, что было, служило выражением уникальности.
Как исцелять
Травма дискриминации значительно снижает свое воздействие, если подойти к вопросу формирования уникальности, используя инструменты профессионального маркетинга, персонального брендинга.

Также рекомендуется оградить себя от прямого общения с незнакомыми людьми, эту задачи должны решать ассистенты по управлению коммуникациями. Любое творчество сегодня требует социального адвоката, и это единственный способ расставить границы с общественной травмой дискриминации.
В божественной, первозданной структуре совместной жизни людей каждая нация могла создать свою форму государственности. Сегодня отличаются Конституции стран, но формы социальной жизни людей почти повсеместно стали очень похожими.

В этой замкнутой системе травма дискриминации становится все более бессознательной, уходящей в глубины подсознания. Это вытесняет из коллективного подсознания уникальные творческие модели жизни и мировоззрения.
6
Травма унижения женщин.
Основным общественным деятелем, членом и игроком в социальном пространстве считается мужчина. И поэтому все социальные сценарии написаны для мужчин как для конкурирующих эмоциональных структур.

Гадать не приходится, если надо будет победить путем снижения жизнеспособности слабого, мужчина всегда это сделает, ведомый зовом своей природы. Но для здорового женского начала эта концепция является эквивалентом современной социальной смерти.
Можно долго говорить о том, что женщины сами не хотят активно работать, и что эти феминистские концепции давно устарели, а еще, что задача «возрождения женственности» стала более актуальной.
Как проявляется
Однако, «новая женственность» - это не более, чем новая обертка старой социальной агрессии. Никогда еще женственности не мешали значимые социальные ресурсы: недвижимость, деньги, положение, образование и культура. Чтобы получить эти ресурсы, женщине сегодня нужно жертвовать своей социальной свободой, а без нее она оказывается в состоянии обслуживания мужских социальных амбиций.

В то же время, мы живем в открытом мире, где общество становится при всех сложностях все более социальным, благодаря интернету и мировому туризму. Чтобы быть «на плаву», надо быть социально мобильным и компетентным. А как ты будешь мобильным, если делегировал свою свободу и время в обмен на ресурсы?

Социальная инфраструктура поддержки материнства в первые пять лет жизни ребенка во всем мире осталась на уровне средних веков. Максимум, что тебе предложит общество, это подруги–соседки с детьми и возможность сдать ребенка в сад.
К травме социальной деградации женщину тянут установки общества, дети, сама участь женского пола и изоляция, возникающая в свете того, что ты вынуждена невыгодно менять свою свободу на ресурсы выживания. Это свобода распоряжаться своим временем, свобода иметь свое мнение, свобода социального влияния.

Культура и этика социальных отношений тесно завязана на уровень развития женского социального самосознания. И когда его нет, когда женщина не равный член общества в целом, это создает самую низкую этику из всех возможных, этику господства силы.

Современные женщины очень закомплексованы социально. И это невозможно компенсировать сексуальным освобождением. Все свои социальные комплексы женщины переносят на сыновей и мужей, внушая им свои страхи, опасения, что впоследствии приводит к росту напряженности в обществе в целом.

У меня есть простой тест, показывающий положение вещей
Женщине, которая ищет себе партнера, предлагается вместо замужества представить себя наследницей 8 млн. фунтов и высокого общественного положения.

В этой ситуации социальные ресурсы защищают ее от любой дискриминации незамужней женщины. 95% женщин при таком положении вещей выбирают именно высокий социальный статус, а не абстрактную навязанную идею «поиска мужа». Любовь у социально защищенной женщины меняет свое качество. Она из разменной монеты превращается в ее волю, чистую и свободную, волю любить совсем иначе, не потому, что «нужен мужчина».

Именно такого качества любви очень не хватает в нашем обществе. Его крайне мало потому, что тот, кто терзаем социальными тревогами, ищет для своей любви жилплощадь, а не свободу проявления.
7
Травма социального принуждения. Отсутствие равновесия между талантами и способностями человека и тем, что он должен делать в жизни, замещая собой лакуны общества, порожденные нездоровой конкуренции.
Травма принуждения коснулась каждого, кому пришлось обменивать свою жизнь, время и труд в экономических условиях принуждения и подавления. Ни один человек в мире не сможет сам, в одиночестве, разобраться со своими талантами, найти свой путь в обществе, и сделать это идеально, согласно своей внутренней природе, своим склонностям, с учетом будущего развития своих талантов и запросов общества.

Любому из нас нужно зрелое общество, обладающее инструментами распознавания нашей природы и поддержкой нашего социального становления. Без этого многие попадают на конвейер социального принуждения и занимаются тем или иным видом деятельности под давлением внешних требований, без внутреннего согласия. Еще никогда на земле не было такого количества людей, которые либо не любят свою работу, либо тотально устали от нее, и у которых, кроме работы, нет точек соприкосновения с обществом на уровне глубоких связей и интересов.

8
Урбанистическая травма.
Как проявляется
Это и визуальные ограничения, негативно влияющие на психическое состояние через однотипный ландшафт, и массовый гипноз огромной толпы, которая постоянно окружает нас. Экология, неравенство уровней жизни, криминальность и насилие.

Мы живем в расщеплении, в котором, с одной стороны, никто из нас не сможет искренне назвать такое неспокойное место домом, и при этом город стал для нас домом в том виде, в котором он есть. Экологичные города есть лишь в кино, в нашей жизни есть города токсичные.
Как исцелять
Исцеление урбанистической травмы – это процесс встречи с тем огромным давлением, которое переживает душа, зажатая в тиски экономических долгов. При этом дилемма не разрешима на внешнем уровне: покидаешь большой город – теряешь важное социальное окружение и реализацию. Остаешься в городе – день за днем разрушаются все природные биоритмы, притупляются высшие психические функции, падают творческие способности, из-под ног уходит ощущение единства с простотой мира, с безопасностью.

Мы стали цивилизацией, в которой вынуждены считать своим домом то, что нас ранит и подавляет нашу природу, и это разрушает какое-то глубокое чувство доверия к себе и к тому, что на самом деле с нами происходит.
9
Травма расщепления.
Травма расщепления основана на принятии принципа конкуренции как естественного для человеческого вида формата взаимодействия.
Конкуренция является основой выживания низших форм животного мира, и то, только у отдельных видов. Она не является естественным состоянием для людей. Когда человека вовлекают в конкуренцию, высшие психические творческие функции у него выключаются, а активируются древние механизмы выживания, которые по понятным причинам для нас являются формой деградации.

Бог создал всех разными, не похожими друг на друга ни в чем. Нет одинаковых деревьев в лесу, нет одинаковых снежинок, нет одинаковых людей. Мы приходим в физическое тело под различными семью лучами эманации Бога, и каждый передает уникальную вибрацию. Мы дополняем друг друга как краски, как ноты, как времена года. Стоит убрать одного человека, победить его и выбросить вон, как нарушается равновесие всей целостной системы мира.
Как проявляется
Тот, кто хоть раз вынужден был конкурировать, сражаться за ограниченный социальный ресурс, получает травму расщепления воли между желанием победить конкурентов и желанием сотрудничать с ними. Все общественные скандалы - это следствие глубокого расщепления воли человека, когда он, находясь среди людей, испытывает страх остаться без ресурсов, и, в то же время, не может оторваться от этого общества.

Травма социального расщепления создает такое напряжение, при котором не формируется никакая деловая близость, а общий результат возможен только под давлением самых жестких, неприличных и беспощадных форм экономического рабства.
Без жесткого контроля начальства и угрозы отлучения от денег люди начинают воевать друг с другом, и делают это безостановочно. Самая дорогая функция менеджмента сегодня – это как раз функция контроля, на некоторых предприятиях она забирает на себя 80% ресурсов организации. Эта себестоимость контроля – прямой результат травмы расщепления. Сознание сотрудников расщеплено между нежеланием ходить на работу и потребностью в ней, между ненавистью к коллегам или начальству и желанием преуспеть в их глазах.

Травма расщепления обесценила качество свободного труда и практически вытеснила его из нашей жизни. 90% всего производимого делается под жестким экономическим давлением, независимо от уровня, будь то топ-менеджмент или ручной труд на плантациях.
10
Травма смешения психических видов существ. Непризнание психических различий между людьми как единственно верного инструмента и общественного и межличностного самоосознания.
По законам социального единства, мы учимся через подражание друг другу. И мы подражаем не в том, что нам полезно. Мы подражаем в том, что не понимаем. Мы не знаем, к какому виду подсообщества мы относимся, и почему все люди разные, и в какой степени они разные.
Как проявляется
Наша социальная интуиция застревает на уровне разделения людей на категории опасных, ресурсных и бесполезных для нас. Тем временем, и социальный интеллект, и социальная интуиция развиваются на фоне более тонких кастовых различий.

По своей природе мы разделены на священников, воинов, торговцев, рабов и правителей. Все эти касты отражают и родовые программы, и программы кармы рождения души. Непонимание разных механизмов работы сознания разных каст людей травмирует нашу интуицию общественного поведения. Это создает травму нехватки помощи от мира и общества.
Как исцелять
Если люди не понимают, кто есть кто, и как правильно с кем разговаривать, они наносят травму и себе и окружающим. Все касты людей подчиняются определенным правилам, и изучение самих каст и правил общения является важной частью излечения травмы потери социальной интуиции.
От этих социальных травм страдает общество и люди по отдельности, но пораженным оказывается центральный общественный интеллект, который отвечает за саморегуляцию, жизнеспособность и саморазвитие. Каждый человек в нашем обществе при различной степени повреждения своего социального тела является носителем всех этих социальных травм.
Глава 4
«Главная потребность»
Люди не нуждаются в том, чтобы стать более женственными, более мужественными, более богатыми, более духовными или более влиятельными. Все эти желания возникают как результат болезни общества в целом. Потому что без доказательства в виде ресурсов твоей значимости просто не существует. Прокачивание всех этих психологических мышц не делает нас более человечными, более глубокими и более творческими. Мы так устроены, что развиваемся только если отдаем больше, чем получаем сами, и изменить это соотношение невозможно.
Мы нуждаемся в совершенно иных вещах: в близости, в душевной безопасности, в цивилизации, в культуре, в обществе людей, среди которых не страшно оставить своих детей. Мы хотим изобилия, питания и красоты на основе творчества, а не на основе поглощения одних людей другими. Само по себе это признание и осознание уже очень ценно.
Признание того, что больше всего на свете нам нужен рядом другой здоровый человек – это очень честное и доброе признание. Сегодня семьи терпят огромную нагрузку на тему близости, и двое просто не в состоянии самостоятельно справиться с этой нагрузкой.
Нам нужно общественное пространство близости, признания и здорового открытого общения. И сегодня это стало нашим самым большим дефицитом, самой сложной задачей и загадкой, не разгадав которую, мы потеряем и собственные, личные, таким трудом добытые, блага.
Чтобы решить задачу социального развития, единства, нам нужно понять, что государство и общество имеют сегодня конфликтные интересы. Общество, меняясь, должно само формировать под себя государство, а не воевать с государством или перекладывать на него ответственность.

Затем обществу нужна общественная саморефлексия на тему того, что происходит в целом с нашими социальными отношениями. Нужны тренинги и практики, направленные на анализ и исцеление социальных травм. Этой сферой невозможно управлять, потому что ее нужно лечить. Невозможно управлять больным органом, но можно вылечить его и вернуть ему функциональную жизнь. А затем дело дойдет и до развития.

Книги к статье
1
Антонио Менегетти «Система и личность»
Материал подготовлен для работы на Практикуме наставничества в августе 2018.
Вам понравилась статья?
Напишите свои впечатления или вопросы!
Ваше имя
Уже готовится продолжение статьи! Хотите получить его первым?
Оставьте заявку, и получите письмо с продолжением в числе первых.
Made on
Tilda